Skullflower
"Exquisite Fucking Boredom" 2003

tUMULt

• Celestial Highway I
• Celestial Highway II
• Celestial Highway III
• Saturn
• Return To Forever
• Celestial Highway IV

Некоторые любят проводить границы, а другие – сметать их к чёртовой матери. Одни чертят рубежи, втыкают столбики, размечают вешки и разматывают колючку, а другие безнаказанно ходят мимо, да ещё и срывают запугивающую демаркацию. Одни устанавливают меры, учреждают нормы и ставят рамки, а другие кладут на них с пробором и творят, что хотят. Одним свойственно замыкаться, отгораживаться, запираться на ключ. Вообще, да – так проще соображать, легче мыслить и сподручнее делать выводы. Другие же, на свою беду, ищут волю и независимость, свободу от поведенческих рамок, давления норм, диктата разума и аналитического гнёта. И примирение невозможно. Одни считают других скукой, серятиной и рутиной, другие – наоборот, патологией, отклонением и аномалией. Так и живём.

Формат, в этом смысле, гораздо хуже любой цензуры. Цензора можно обойти, уйдя в аллегорию и иносказание, навешав лапши или прикинувшись шлангом. А вот шаблон не рассчитан ни на чтое иное, кроме как строгое воспроизведение самого себя, и кривотолков не терпит. Норма ориентирована на посредственность и бездарность, возмещённые безблагодатным корпением в поту и мыле. В ком нет огня или даже плёвой искорки, вынуждены брать жопой, высиживая признание долбежом и зубрёжкой, тщательно отрепетированным мастерством онаниста. «Сперва научись как все» – дежурный аргумент учёной бездари и скомпенсированного бесполезными умениями профана. Повторенье-мать-ученья лишает художество созидательного начала, душит авторскую жилку, низводит творчество до по-шахматному просчитанных комбинаций.

Детище Мэтью Бауэра Skullflower, зародившееся из смутных, но бескомпромиссных раннеиндустриальных проектов Pure и Total – живое воплощение бурлящей стихии, полнейшей безнаказанности и раздолья самовыражения. Другие об этом только мечтают или неуверенно заикаются, а Бауэр – саморучно воплощает в жизнь, доводя рок до той черты, где он перестаёт быть самим собой, предсказуемой последовательностью ритмических фигур с мелодическими наложениями. Статическая и безжизненная картинка оживает, наливается потусторонней силищей, неконтролируемо искажается, растягивается, раздувается, принимается шириться и расти вглубь и ввысь, теряя привычные очертания. Искривляясь и уродуясь руками Бауэра, рок становится нойзом, силовой электроникой, индастриалом, психоделией – чем угодно. Трансграничные рейды и варварские набеги Total, Skullflower и Sunroof! во многом предопределили облик современного андеграунда, сформировав его девиантное поведение, выразительные средства, методологию, цели и задачи. Всякий музыкант знает, что ему надо делать, но Бауэр личным примером доказал, что можно даже то, чего нельзя ни под каким видом. Топочущая перкуссия, лязгающие риффы, истошно верещащий фидбэк – вот краеугольные камни лавины звука, бесконвойной и бессознательной импровизации Skullflower.

С пластинкой “Exquisite Fucking Boredom” Бауэр в 2003 году вернулся в большую психоделию после нескольких лет молчания. И сходу учинил живописнейший разгром плохо подготовленной, отвыкшей или так и не акклиматизировавшейся психике. «Изысканная, бля, скучища» – сокрушительный экспромт на одной единственной фразе. Ритм-секция беспардонно наяривает свою мозговыносительную шарманку, а гитара пускается в размашистую сольную мазню – кляксы, брызги, пятна, пена, разводы и царапины. Бауэр добровольно сковал себя цепями краут-моторики, но тут же выбрался из ритмических пут и оков, словно шумовой Гудини. Не успеешь оглянуться, как выпирающая пульсация отходит на второй план, блёкнет и становится вовсе незаметной, растворяясь в бедламе и сумятице. Ревущий хаос, шизофренический навал и вселенский раздрай Skullflower засасывает столь же крепко, как и уродливый пустырь после лесоповала: изжёванный и перемолотый бурелом, изборождённая траками грязища, обрубленные коряги, ломь, щепа и вмятая в расползшуюся кашу листва всех цветов и оттенков. Тяжёлое, глючное и атональное звучание с жирными кусярами гаражных шумов похоже на сумбур дикой похмелюги – результат записи в разных местах, на разной аппаратуре и с разными людьми. Ползучая галлюцинация и калечащее забытьё четырёхполосного «Небесного большака» чем-то сродни болевому шоку или сильнейшему нервному потрясению. К лучшему или худшему, но это прекрасная возможность вырваться в открытые, неизведанные пространства, порвать узы рационального мышления и преодолеть силу будничного тяготения. Прежде всего, для самого автора.

Психическое расстройство, игра без правил, созидание путём разрушения. Всё это грани одного и того же – свободы.

11.02.2013



Перейти к Skullflower