Control / Slogun / Sickness
"Therapy Through Violence" 2005

Концерт в Доме, Москва, 23 октября 2005

Даже самые передовые и незашоренные заведения северной столицы и первопрестольной не часто балуют почтенную публику уединённо-громкими именами, всяческий Watain и другой элитарно-массовый металл-популизм не в счет. Устроители сеанса насильной терапии, питерская ГЭЗ-21 и московский ДОМ, находятся в вынужденном авангарде живого индастриала, год за годом неся шум в изголодавшиеся массы, неизбалованные утонченной и замысловатой материей, которой, несомненно, является пауэр-электроникс. Когда под одной крышей собирается передовой край нойзовой сцены, эта самая крыша рискует съехать маленько набекрень. Тем не менее, ДОМ, раз от раза тихо-мирно уплывающий от своего изначального и истинного предназначения в тусклые дебри кустарной этники, джазового фанфаронства и липового пижонского авангарда, выстоял атаку заокеанских гостей. Причем, выстоял ее с достоинством.

Даже если рассматривать сугубо организационный момент, то ляпсусы, допущенные домкомом, куда пристойнее и простительнее тотального позорища, устроенного "В почете" на очередной серии окончательно выродившегося "Heilige Feuer". Пункт первый, это: а) произвольная часовая задержка и б) междусетовые проволочки. Пункт второй, это импотентная публика, хотя над приблудным скотом хозяева заведения навряд ли властны. А народ подобрался весьма разношерстный. Интеллигентные студенты гуманитарных вузов, продвинутые сливки патлатого металлизма, эпатажные уродцы в шапках-масках и касках, детвора старшего школьного возраста, полезшая к "крутым шумовикам" за - страшно подумать - автографами, степенные дядечки предпенсионного возраста и эпизодическое лысое быдло (в дальнейшем ЛБ), по всей видимости, прознавшее, что на концертах с участием Slogun нередко бытуют потасовки. Из несомненных достоинств - правильная организация помещения - стулья и никому не нужная мебель полетела в угол, освободив место для почтенной публики.



Театр боевых действий


Состав иноземной делегации "Therapy Through Violence" перечеркивает всякие мысли о представлении участников. Если очень хочется узнать, с чем едят Джованни Балистрери, не лишним будет отодрать зад и прочитать любой пристойный пресс-релиз, благо огласка была весьма звучной, а досужие рассуждения, чем Macronympha лучше Taint, но хуже Sickness и почему аналоговый шум затыкает цифровой, больше подходят для "интеллектуальных бесед" в интеллектуальных клоаках форумов. Куда показательнее, что на фестивале наглядней некуда проявилась оппозиция шума американской школы и витнтажных традиций евронойза. Если в старухе-Европе, чьи делегаты залетают в Москву/Питер намного чаще, нойз это зачастую удел гнилой интеллигенции, учёных мужей, естествоиспытателей и искусствоведов со стажем вроде Збигнева Карковски и Массимо Магрини, то за океаном страсть как любят пошуметь и татуированные до отказа бритые маргиналы в кованных ботинках. Ещё неизвестно, впрочем, у кого лучше получается. Там где в Старом Свете претензии на исторический охват, нравственную глубину и всеобъемлющие философические изыски, в свете новом лишь слепящая ярость, сногсшибательный порыв и животная агрессия.

Sickness:

С места в карьер Крис Гудро вознамерился продрать благодарные уши притомившихся от долгого ожидания слушателей. С первой же секунды по барабанным перепонкам проехался состав отрывчатых шумов разной длины и степени громкости. Посыпались осколки частот и аритмичных абразий в лучших из лучших традициях абстрактного японского шума. Ноу-хау Криса заключалось в двух звучных железяках, которые он корёжил как одержимый, изрыгая из них тонны скрежета поверх песочного шороха с пульта. При этом музыкант конвульсировал похлеще любого эпилептика.



Крис Гудро и волшебная железяка


Динамическая вариативность, едкий, насквозь прохимиченный звук и непредсказуемые структуры в духе судорожно сношающихся паралитиков послужили гарантией ураганного драйва. Как-никак, Крис Гудро настоящий дока в своём деле, чей трудовой стаж с конца 80-х превышает опыт остальных участников. Что-что, а набросать абстракционистское полотнище на грани человеческого восприятия – ему как раз плюнуть. В силу необъятной насыщенности выступление, сопровождаемое позорно вылетающим в Windows слайд-шоу на ортопедическую тематику, продлилось совсем недолго. Под занавес Гудро отвесил в зал пару факов и принялся сворачивать лавочку.



Видеопаноптикум: дрессированные уроды


Рекламный слоган: violence для ушей.

Control:

Томас Гаррисон приковал к себе внимание неокрепших умов задолго до выступления. Причиной тому тропически расписной торс и исполинские серьги размером с хорошее блюдце.



Уши, глаза, руки и посторонние предметы - суть вещей


Продефилировав к сцене, Гаррисон взял зал измором, как хороший полководец. Введя коллективного слушателя в транс грохочущем орнаментом из вибрирующего аналогового шума и голой речитативной экспрессии, связав обволакивающей частотной сеткой, усыпив гулкими шипящими абстракциями, музыкант принялся варьировать гипнотичные пульсации и монотонные петли с жесткой ездой по ушам, сопровождаемой перекличкой в матюгальник. Свои художественные чтения Томас перемежал с прогулками по небольшой сцене, время от времени смачивая натруженные голосовые связки минералкой и пополняя водный баланс в организме. Под столом, на который водрузился пульт, притаилась тетрадка с ответами на все вопросы, с которой артист периодически консультировался. Проектор демонстрировал концептуально раскрашенные, но тематически не связанные друг с другом фотографии интимных и не очень частей женского тела, а также хирургического натурализма на затронутую Sickness инвалидную тематику.



Нет ничего прекраснее женской груди. Обильно продырявленной АК-47


Курсы активной терапии, проводимые под вкрадчивый голос гастролирующего терапевта, сублимировали агрессию и злобу, таящуюся в человеческой натуре, а медитативные куски шумовых волн между ними погружали в неконкретные раздумья о природе насилия как такового. Войдя в окончательный и бесповоротный раж, Гаррисон, пребывая в восторге от самого себя, самозабвенно тряс сжатыми кулаками, склонившись над установкой.



Может ли контроль контролировать самого себя?


Тоталитарно-манипулятивная этика Control и гаррисоновская манера держаться на сцене не предполагает контакта со зрителями, пусть он и подчас тычет пальцем в толпу. Это, скорее, сеанс массового гипноза, попытка незаконного проникновения в мозги слушателя и устроительство там государственного переворота. В довесок к основной процедуре Гаррисон выкрутил до отказа все ручки для кратковременного нагнетания максимально жесткого звучания, волнами распространяющегося по залу жара, ощущаемого всем телом. Проверка на прочность, для тех, кто выдержал второй акт членовредительской обсессивно-компульсивной терапии.



Отзовись, горнисты


Рекламный слоган: violence для ума.

Slogun:

Пропив водку с лимоном во время Sickness, скромно отстояв в сторонке выступление Control и уныло просидев антракт, главврач Джованни Балистрери больше походил на пузатого итальянского туриста с рабочей окраины, наслышанного о русских холодах и потому прихватившего с собой вязаную шапочку. Но только до тех пор, пока не началось действо. Всю апатию мафиози как корова языком слизала. Будто Балистрери энергетическим вампиром насосался всласть зрительских ожиданий и взялся за дело.



Крис Гудро, Томас Гаррисон и бедный родственник из Сицилии дядюшка Джованни


Сет Slogun представлял собой экспромт-вариации на тему современного творчества проекта, в особенности "Always Numb" и "Let Me Show You How", иными словами сильно реверберированное спрессованное психоделичное звучание и декламации, оттеняемые монотонным фоном. По сравнению с монументами крайней, непредвзятой и немотивированной жестокости вроде "Kill to Forget" и "Written in Blood" облик современного Slogun малость подобрел. Но только самую малость.

Жидкая народная масса обступила Балистрери со всех сторон, оставив совсем мало места для манёвра. Покуда соратники, включая Криса Гудро, выстраивали на сцене звуковое сопровождение, он неторопливо расхаживал туда-сюда, враждебно оглядывая люд, а затем взял в руки микрофон, и метаморфоза окончательно завершилась.



Прогулка перед le grand finale


Теперь перед лицом мини-толпы предстал крайне агрессивно настроенный творец, готовый морально уничтожить и физически втоптать в грязь. Многоликий Балистрери то сально ухмылялся, расстреливая публику похотливыми маслеными глазами, то проповедовал, вознеся руки к бетонно-балочному небу, то рассказывал увлекательные сказки о серийных проделках, отчаянно жестикулируя, то лез на рожон, недобро расталкивая первый ряд.






Элемент провокации играет важнейшую роль в силовой электронике как таковой и творчестве Slogun в частности. Видеоряд со всякими пошлостями даже не понадобился. Балистрери не прекращал орать разнообразные оскорбительные скабрёзности, бодался с ребятней, подобострастно смотревшей ему в рот, хватая ближайших к нему молодчиков за шкирман. Однако с кулаками в челюсть не лез, стульями не кидался и в целом вел себя "почти прилично".

Адресная направленность деперсонифицированных, по сути, воплей Джованни завела-таки зал до точки кипения, и все, кому маэстро доверял микрофон, выпаливали туда дурными голосами свои нелепые "fuck you!", чем приводили американцев сперва в недоумение, а затем в неописуемый и практически нескрываемый восторг.




Завороженное ЛБ принялось валаамовой ослицей остервенело вопить "зигхайль", а уродцы в масках устроили мини-толчею. Глобального и широкоформатного насилия не вышло. Сет завершился крайне неожиданно. Балистрери прокричал прощальные строчки, перемахнул на сцену и был таков. Вместо Slogun на сцену взошел угрюмый верзила-охранник. Мольбам заведенной, но морально неудовлетворенной (сиречь не выебанной до конца) публики никто не внял. Выступления на бис не случилось. Все всё сказали. Сеанс терапии кончился. Насилие не обнажилось выбитыми зубами, к расстройству ЛБ, а, безусловно состоялось в подсознании. Тот, чей психоэмоциональный фон остался девственно нетронутым, пусть с горя взрежет себе вены. Только обязательно вдоль.

Рекламный слоган: violence для души. Ум, честь и совесть.

25.04.2005



Перейти к >>