Submerged / Scorn / Собаки Табака

концерт в клубе 16 тонн, Москва, 17 марта 2011

Блажен тот, кто в силу обстоятельств опаздывает на культурные мероприятия в Белокаменной – где ничего не начинается вовремя. Удел пунктуальных неудачников – скучать в углу или мрачно нарезаться в баре. Но не пойлом единым жив человек.

«Системообразующая», по выражению, организаторов концерта, группа русской индустриальной сцены Собаки Табака была явно лишней на мизантропической вечерине в «16 тоннах». Ни вялые шуточки про Фукусиму, ни бодрый ирокез вокалиста, ни дико ревущий перегруз банду не спасли. «Собаки» начали за здравие шлягером «Хуй без хлеба», рубились некроэротическим боевиком про «Новое тело», однако кончили за какой-то ребяческий упокой. Хрипеть в микрофон текстовку вроде «Я – муки оргазма, я – сперма, я – плазма» – это уже какой-то детский сад, штаны на лямках. Для взрослых мужиков с пятнадцатилетним индустриальным стажем – это как, минимум, несерьёзно. Как, впрочем, и музыка – подростковая помесь Godflesh с эмтивишной «мазафакой». Ощущение такое, будто ребята либо ошиблись адресом, либо спутали год.

Когда же Собаки, наконец, срулили в свою конуру, на сцене нарисовались двое лысых – и цельный час распутывали чудовищный, угрожающих размеров ком проводов на столе. Когда же все штекеры воткнулись на свои места, лысый поменьше (Мик Харрис) удалился, а побольше (Курт Глюк) – затерроризировал зал зубодробильным брейк-кором с энергичной басовой поддержкой. Пышущий здоровьем увалень в рыжем хоккейном свитере родной нью-йоркской команды разнёс зал в кровавые клочья, обрушивая канонады ломано-переломаных битов и выливая тонны липкого баса. Террористический акт продолжался ещё где-то с час, после чего участники аудиоспарринга разошлись по углам зализывать раны, вполне довольные друг другом.

Когда же нарисовался гвоздь программы, дело шло к полуночи. Харрис заготовил сборку по типу “List of Takers”, только с упором на последние два альбома и гудящей вступиловкой наподобие Lull. Кроме того, Мик частично презентовал новый материал со свежевышедшей епешки “Yozza”. Новая пластинка Scorn посвящена Йоззе, герою “Boys from the Blackstuff”, трагикомичного телесериала о распаде рабочего класса времён харрисовской юности, пришедшейся на расцвет тэтчеризма. По такому случаю Мик даже облачился в майку с изображением Бернарда Хилла, сыгравшего главную роль, и подписью “Gizza job”, любимую присказку героя. Впрочем, в термоядерной нарезке Scorn то тут и там всплывали флэшбэки из 90-х, включая эпохальный “Loggi Barogghi” – концентрированный укол нейропаралитического яда. Словно притёртый инструмент, дюжый бас Scorn лениво, но безошибочно и практически насмерть плющил черепную коробку и трамбовал кишки. В предконцертном интервью Харрис методично обкладывал хуями клубный дабстеп и грозился суровым ушным дискомфорном своим слушателям. И ведь не обманул. С децибелами на грани возможного и терпимого, ползучая реверберация Scorn предстала во всей своей отстранённой, пугающей, насекомой красе – настолько грозное оружие сила звука. Жуя жвачку и упоённо улыбаясь, Харрис хладнокровно выкручивал ручки до упора, доводя благодарный зал до коматозного состояния. Живи Мик в Москве вместо Бирмингема, он бы знал часы работы столичной подземки как «Отче наш». А поскольку чувства метро в крови у него нет, обитателям совсем уж мрачных окраин наверняка пришлось потратиться на такси, хоть это и мелочи жизни по сравнению с порванными барабанными перепонками. Спасибо Мику Харрису за наше счастливое детство и глухую старость!

А отдельное, персональное «фи» – автору бессодержательного, отрывчатого и уродливого видеоряда на том же детсадовском уровне «спермы и плазмы». К сведению «одного из лучших медиа-художников России», андеграундная музыка – это не только расчленёнка, перверсии и фашистские концлагеря смерти. Абстрактная же графика, напротив того, попадала в яблочко, но уж слишком уж редко.

По-хорошему, акции такого рода следует проводить не в пафосных клубцах для яппи и мажорных паразитов, а в заброшенных фабричных цехах, которых в постиндустриальном обществе – как нерезаных собак. Однако приходится довольствоваться тем, что дают. Живой Мик Харрис – это событие выдающееся.

18.03.2011



Перейти к >>