Интервью с Aboombong.



Курсирующие по сети слухи лепят вас одиночкой, живущим на барже. Это осознанный выбор или давление обстоятельств? А, может, просто сплетня, которую все трезвонят друг за другом?

Одиноко мне не бывает никогда, но живу я, в самом деле, на барже, и обстоятельства позволили мне сию роскошь.

У вас имеется постоянная работа?

Ну, случайной я бы её не назвал.

Андеграундная психоделия вряд ли не станет бестселлером. Чем зарабатываете на жизнь?

Я учёный. (примечание Rest.Art: доктор наук в области речевых расстройств)

Как, по-вашему, рутинный труд мешает творчеству?

Наоборот. Художнику нужна жизнь, откуда черпать силы. Если бытие становится единственным предметом искусства, поневоле превращаешься в творческого Уробороса, пожираешь сам себя безо всякой цели. При всём при этом, мою собственную карьеру рутинной не назовёшь. Наука, искусство и преподавание во многом схожие занятия. Всё это попытки изменить наше мировосприятие и заглянуть в будущность.

На словах многие горожане просто мечтают пожить простой сельской жизнью, однако на деле продолжают бестолково гнаться за процветанием, каким его рисуют буржуазные стереотипы. Как, по-вашему, отчего все держатся за свои жалкие офисные должности, и никто не скажет: «ну вас в пень, я ухожу?».

Я никогда не был конторским служащим, и мне сложно об этом судить. Зато мне доводилось жить в деревне, и я вне всяких сомнений предпочитаю ей город.

Расскажите, откуда вы и держите путь как музыкант и куда. Бывшие банды, нынешние интересы, сайд-проекты, планы на будущее?

Мне посчастливилось поработать с Dustdevil & Crow на их последних записях, и я надеюсь продолжить сотрудничество, если моя лепта окажется востребована. Вообще, бывших проектов у меня имеется огромное множество. С некоторыми из них можно ознакомиться на сайте http://penmallet.blogspot.com/. И я уверен, в будущем этот список пополнится ещё.

Вам нравится работать одному или всё же мечтаете о соратниках, коих пока не довелось встретить?

Aboombong – это эксперимент из серии «сделай сам». И доселе этот опыт был исключительно благотворен.

Не желаете выступить живьём как полноценный коллектив? Если да, то где и для какой публики?

Только не с Aboombong. То, как эта музыка сочиняется и записывается, не вяжется с концертным исполнением. Вообще, я полагаю, многие из моих записей подошли бы как саундтрек к кинолентам. Выходит, я бы предпочёл движущиеся образы живым слушателям.

Некоторые из ваших альбомов отмечены нескрываемым колоритом Третьего мира. Уж не протест ли это против современной западной культуры и её коммерческих устремлений?

Ни в коем случае. Я слушаю самую разную музыку со всех концов света, и она вдохновляет меня на собственные свершения.

Вы активны в социальном или политическом смысле?

Как и всякий член общества, я буквально купаюсь в социальной и политической деятельности. Все мы люди, и от этого никуда не убежишь.

Что породило интерес к туземному фольклору?

Я бы не сказал, что интересуюсь одной лишь этникой. Я вообще люблю музыку. А всякая музыка – продукт перекрёстного опыления культур наперекор местным традициям, и так было всегда. Конечно, можно притворяться, будто твои обычаи сохранились в первозданной чистоте, а можно лишь осознать тот факт, что всякая культура возникла из ныне нераспознаваемых источников под воздействием самоорганизующихся сил, что силы эти продолжают влиять и что в будущем всё снова переменится до неузнаваемости.

Вы где-нибудь изучали этнографию или вы самоучка?

Вообще, я всю жизнь учился в разного рода учебных заведениях, но только не аборигенному фольклору или этнографии. Кстати говоря, я дипломированный перкуссионист, а в университете мне доводилось изучать экспериментальную музыку.

Несмотря на это ваш подход к музыке можно назвать дикарским. Как вы относитесь к формальному образованию? Как считаете, можно ли взять и выучиться писать шедевры?

Вышло так, что в своё время я много изучал т.н. «аутсайдерское искусство». И как по мне, знания никогда не бывает лишними. Через них я прекрасно понимаю, какие правила нарушаю, и могу объяснить зачем. Насколько хорошо я справляюсь – судить, конечно же, не мне. Но хочу сказать, что у людей зачастую превратное представление о художниках, называемых аутсайдерами. Считается, будто творят они в состоянии аффекта, совершенно неосознанно. Это в корне неверно. Те же Jandek, Алистер Гэлбрейт или Moondog полностью отдают себе отчёт в том, чтo они делают, почему и зачем. Даже на вершине своего психоза Дэниэл Джонстон действовал совершенно осмысленно и всё прекрасно осознавал. Все они музыканты замысловатые, и мне до них, разумеется, далеко. Как бы то ни было, миф о «благородном дикаре» – заблуждение во всех своих проявлениях.

Каждый второй рецензент (да и сами мы не исключение) проводит параллели между Aboombong и германским краутом во главе с Can и их «этнологическим подлогом». Вы, случайно, не любитель немецкой психоделии 70-х? Какой вообще музыкой предпочитаете скрашивать свой досуг? Что за пластинки преобладают в коллекции?

Что касается музыки, то я очень прожорлив и всегда нахожусь в поисках неизведанного. Tangerine Dream и Клауса Шульце я начал слушать ещё в середине 70-х. Обожаю их творения тех лет и до сих пор тащусь от их космических соратников, а хоть бы и тех же Can. И всё же полагаю, что “4th World Vol. 1” Ино и Хассела повлиял на меня много больше всех немцев вместе взятых, кроме, пожалуй, Einsturzende Neubauten. А ещё Эрик Сати и колокольный перезвон Арво Пярта, Дёрдь Лигети и много-премного другого.

А какого мнения придерживаетесь о Zoviet France и их многочисленных потомках вроде Rapoon, Dead Voices on Air и т.д.? Их ритуальные приёмы и сакральная атмосфера во многом предвосхищают Aboombong, разве нет?

В Zoviet France я влюбился с первого взгляда ещё в середине 80-х, как только мне подвернулась какая-то из их кассет. Я раскопал её в аптечном магазине со всякой всячиной в городе Санта Фе (это в штате Нью-Мексико) среди ковбойских записей кантри и моднючих поп-пластинок той поры. Меня соблазнило название, и я с ходу зацепился за обложку. Всё вместе показалось мне странным и неуместным – пожалуй, это и была форменная дикость. Мы тут же воткнули кассету в магнитофон и погнали через пустыню домой в Лас-Крусес. С той самой поры я и подсел. Уверен, что они повлияли на меня наравне со многим другим.

Откуда вообще черпаете вдохновение?

То мне неведомо – как и большинству художников.

Вы часом не являетесь сторонником приёма «препаратов» для стимуляции творческой активности?

Это не моё дело советовать окружающим такого рода вещи. Каждый ищет то, что ему подходит больше всего. Мне, например, хватает кофе и вкусной еды.

Для многих слушателей психоделическая музыка – как наркотик, погружающий в сладостную истому, в которой забываешь про повседневные горести и заботы. А как с этим у вас, ведь вы же сами автор?

Скажем так: я люблю музыку, в которой рассудку приятно находиться в отдельно взятый миг.

Что Америка, что Россия – огромные страны, раскинувшиеся от болотистой тундры до раскалённых пустынь. В каком-то смысле ужасно обидно и глупо вести сидячий, оседлый образ жизни. Вас, например, не мучает жажда скитальчества?

Меня, по правде сказать, вообще ничего не мучит. А вот бывать в новых местах, заводить новые знакомства и постигать новые культуры я люблю. Россия пугающе необъятна, но я был бы рад в ней оказаться.

03.04.2013



Перейти к Aboombong