Интервью с Circle of Unexisted.



Пишут, будто вы из разных городов. Если это – до сих пор правда, то как происходит творческий процесс, по почте или очными ставками? Даёте ли вы концерты или ваш состав строго студийный?

St. Pan: Да, мы действительно из разных городов. Творческий процесс представляет из себя «шахматы по переписке». Проект студийный. Концертов пока не даем. Не только в силу удаленности участников, но и по причине некоторой специфики самого звука - на данный момент у нас нет возможности нанять камерный оркестр из восьми гитаристов, которые еще и должны быть в теме.

D: Состав похож на сценаристов-мультипликаторов, когда один может предложить идею, а остальные ее шлифуют, дорисовывают. Каждый из нас владеет несколькими навыками и порой графа «инструмент» чисто условная. В конце концов, я могу сказать, что композиция мне не нравится и ребята могут ее доделать без моего участия.

Что для вас музыка – хобби, отдушина, вредная привычка или что-то другое? Представляете ли вы самих себя вне андеграунда? Имеются ли вообще чётко очерченные планы на будущее?

Bloop: И хобби, и отдушина, и вредная привычка одновременно. Вне андеграунда сомневаюсь, что можно нас представить. Планы на будущее? Планы-то всегда есть, но жизнь часто любит вносить свои коррективы, и в итоге всё получается совсем не так, как было задумано изначально. Поэтому насчёт будущего ничего конкретного пока сказать не могу.

St. Pan: В какой-то мере отдушина, но есть нечто более важное. Мистика звука, жажда иного, изменение сознания через музыку. Визионерская интенция.

D: Вредное хобби с дозой эндорфинов. Парадокс заключается в том, что чтобы быть счастливым, жизнерадостным, нужно отстранять себя от подобных вещей, в то же время, чтобы создать определенную атмосферу, мне приходится порой уходить глубоко в себя, доводя до депрессивных состояний, что тоже нередко может помешать процессу. Но когда из этого получается что-то действительно стоящее, ты получаешь свою дозу. При этом не важно, нравится ли это еще кому-то.
Именно это состояние постоянно то выбрасывает из музыки, то возвращает обратно.

Crimson Bell: Для меня музыка, как одна из форм творчества, является, прежде всего, способом раскрытия себя, как существа разумного, мыслящего, постигающего. Это возможность показать людям своё, уникальное видение, используя для этого неограниченное число звуков, мыслеформ, заключённых в слова. В планах, разумеется, ничего кроме развития.

Должен ли настоящий художник быть «гол и бос»? Приносит ли сетевая дистрибуция хоть какой-нибудь доход? Сочетается ли творчество с регулярной работой? При прочих равных, хотели вы бы сделать музыку делом своей жизни?

Bloop: Нет, сетевая дистрибуция не приносит никакого дохода. Но если бы это было нашей целью, то может быть, и принесло. Мы всегда думали о финансовой стороне вопроса в самую последнюю очередь. В настоящее время наше творчество с регулярной работой пока сочетается. CoU всё же, как ни крути, больше студийный проект, но если бы ориентировались на регулярные выступления в разных точках страны/планеты, то вряд ли бы сочеталось. Должен ли быть настоящий художник "гол и бос"? Пожалуй, да. Но у этого правила иногда бывают исключения, хоть и очень-очень редко.

D: Я всегда с улыбкой на лице говорю: «Хорошо не бывает. Бывает только плохо или еще хуже» или «только боль и унижение». Творческие люди в большинстве своем больные, безумные личности, что ставит их на отдельную ступень. И для большинства из них материальные блага ценности не имеют. Это ключевые моменты. Мне сложно представить, например, Абрамовича, играющего funeral doom.
В целом, занятие музыкой похоже на наркоманию. Как не бывает бывших наркоманов, так не бывает и бывших музыкантов. Это всегда тяга, которая может разрушать тебя, истощать физически, морально, финансово.

Crimson Bell: На самом деле, в наше время халявы большинство людей забыли, что художник не эфемерное существо, питающееся воздухом, а живой человек, которому тоже надо удовлетворять естественные потребности. Материально поддерживать людей, которые своим творчеством радуют, доставляют эстетическое удовольствие, увы, не в моде. Сетевая дистрибуция приносит несколько долларов в год по большому одолжению, поэтому помимо занятий творчеством – монотонная РАБота. Но даже при таком раскладе, музыка занимает первое место в моей повседневности, несмотря на то, что не приносит ни копейки.

Откуда держите путь в музыкальном смысле? Бывшие группы, сайд-проекты, породнённые банды? Вхожи ли вы в какие-либо круги или сборища?

St. Pan: У меня началось все с металла. Сначала было подобие паган-блэка, затем, уже с другими людьми, играли дэт экспериментального свойства. Именно в этот период я занялся еще и гудельным эмбиентом. В данный момент как раз планируются к изданию несколько моих записей тех времен.

Bloop: Я начинал с того, что с приятелем экспериментировал с гитарой и различными найденными звуками. Проект назывался Koude, и существовал в 2006-2008 годах. Потом был мой единоличный проект Vanum, ориентированный на "сублиминальный" гитарный гул. Все эти проекты пока заморожены.
Насчёт сборищ. Был такой лейбл - Heliophagia. Выпускал он по большей части сезонные компиляции, приуроченные к солнцестояниям и равноденствиям. Судя по всему, мы там сыграли не последнюю роль.

D: Здесь я реализую некоторые идеи и вещи, что не вписались бы никогда в мой основной, пока замороженный проект «Внеземие».

А любимые группы какие? Есть ли пластинки, которые можете слушать бесконечно?

Bloop: Любимые группы? Их очень много, всех и не перечислишь, но, прежде всего это бременцы Maeror Tri/Troum. Без всяких сомнений, они оказали на меня огромное влияние. Могу ещё отметить в числе самых любимых такие коллективы как The Legendary Pink Dots, Hawkwind, Dolorian, Esoteric. Если говорить об отдельных пластинках, которые могу слушать бесконечно, то это дебютный альбом The Kilimanjaro Darkjazz Ensemble. Вообще, в последнее время в основном и слушаю всякие угрюмые околоджазовые вещи. Ну и чёрную психоделию вроде Murmuure, Black Vomit, или даже Oranssi Pazuzu.

St. Pan: Мы оба «выросли» на блэк-метале и индустриальной музыке, после чего попали под влияние психоделии, rock in opposition и т.д. Самая любимая группа – Maeror Tri, наверное. Именно они оставили сильный отпечаток в нашем понимании того, КАК должен работать звук. Вообще, можно уйму всего перечислить: Burzum, Esoteric, Acid Mothers Temple, Art Zoyd, Neu!, Ash Ra Tempel, Joy Division, Гражданская Оборона и многое другое.

D: Если между ударами бочки можно сходить на кухню и взять пирожок – это и будет моя любимая группа.

Crimson Bell: Наиболее уважаемы и любимы мной Necro Stellar, Troum, Maeror Tri, Гражданская Оборона, Cisfinitum, Hoedh, Ash Ra Tempel, Pink Floyd, Оцепеневшие , Yoga, Art Zoyd, Present, Shub-Niggurath, Ordo Catharis Templi, Oneohtrix Point Never, All Sides, Стук Бамбука в XI Часов, Dead Can Dance, Sedative, Старуха Мха, Halgrath, Стук, Agnivolok, Sal Solaris, Н.Э.М.О, MUPSЫ. Разумеется, список постоянно пополняется.

Откуда черпаете вдохновение? Как считаете, наркотики могут побудить к творчеству или же просто туманят сознание?

Bloop: Черпаем вдохновение из того, что не является будничным в нашем понимании. Наркотики? Да, несомненно, могут побудить к творчеству, и многих даже побуждают.

St. Pan: Вдохновение появляется, когда восприятие преодолевает какую-то грань, ввергая автора в невменяемые состояния. В этот момент рождаются образы, и их остается только преобразовать в звук. Наркотики, определённо, могут быть причиной важных инсайтов и мистических опытов. Если подходить к употреблению соответствующим образом.

D: Может произойти что угодно, для того, чтобы идея свалилась на голову. Самый плохой вариант, это когда ты после прослушивания понравившегося альбома берешь в руки инструмент и начинаешь подсознательно клонировать какую-нибудь композицию или ее фрагмент. Но бывает, что это может натолкнуть на какую-то новую идею.
Допинг лишь может усилить или притупить воплощение идеи, но если в голове изначально пусто, то это не повлияет никак. Образы рисуют не вещества, а мозг, сознание.

Crimson Bell: Вдохновение черпаю исключительно из самого себя, благо, креативной энергии предостаточно. Что же касается наркотических веществ, так они способны расширить сознание, и соответственно благотворно повлиять на творческую личность, однако при неумелом использовании получается наоборот. Посему не могу конкретно высказаться за или против употребления наркотиков для стимуляции выработки идей. Могу сказать только, что сам совершенно в них не нуждаюсь.

Как вообще проводите свободное время? Бывает что за художественной книжкой?

Bloop: В основном, свободное время я посвящаю музицированию. Ввиду того, что свободного времени сейчас крайне мало, застать меня в последние год-два за чтением довольно проблематично. Раньше времени было куда больше, поэтому художественной литературе я уделял больше времени. Но с недостатком времени приходится расставлять приоритеты. Вообще, раньше любил всякую там "альтернативную" литературу вроде Берроуза, Хэвока, Айлетта, ну и Масодова, пожалуй. Сейчас же больше тянет на классических писателей-декадентов типа Бодлера и По.

St. Pan: Я стараюсь не забрасывать чтение, хоть и не всегда получается. Если берусь за художественные книги, то предпочитаю старую фантастику. Из русского котирую Мамлеева и Масодова. Иногда читаю «альтернативную» литературу, которую нынче издают в оранжевых обложках с отвратными переводами. Не так давно сильно увлекся экзистенциалистами. Сейчас читаю Бердяева.

D: Всю жизнь я читал исключительно различные статьи, касающиеся интересующего меня в данный момент процесса. Это могли быть переводные статьи по звукорежиссуре, дизайну или же исторические факты. Теперь это проблема написания текстов для моего проекта, что заставляет брать в руки полноценную книгу. Свободного времени мало, остатки предпочитаю проводить в спортзале или за инструментом.

Crimson Bell: Если и находится время помимо личных, бытовых дел, РАБоты и творчества, то оно вполне может быть расходовано на чтение книг. В настоящий момент ничего кроме эзотерической литературы не читаю. Ранее же, а именно в юности, зачитывался Желязны, Леммом, Стругацкими.

А путешествовать или выбираться на природу доводится?

St. Pan: Путешествовать доводится очень редко, а в лесу стараюсь проводить как можно больше времени, благо он в двух шагах от дома.

Bloop: Путешествовать далеко сейчас особо не получается, но всему своё время. На природу тоже стараюсь выбираться при любой возможности.

D: Теперь стараюсь делать это как можно чаще. Это полезно всем, особенно когда тебе говорят про то, как запад загибается и у нас все замечательно, но когда ты видишь все своими глазами, ситуация сильно меняется.

Crimson Bell: Путешествия мне пока лишь только снятся.

А как с кино, любите глянуть иной раз?

St. Pan: Любим. Очень люблю Бергмана, а так же абсолютно без разбора смотрю хорроры. Из них предпочитаю европейскую классику, итальянские фильмы особенно. Жаль, что в наше время жанр совсем зачах и выплевывает одноразовую молодежную поеботину.

Bloop: Наверное, кино это не совсем моё. За некоторым исключением, просмотр фильма для меня сопряжён с ощущением бесполезной траты времени. Из того, что мне в этой области пришлось по нраву, могу отметить только фильмы Тарковского и Лопушанского. Ну и кое-что из Линча.

Crimson Bell: Очень люблю. В основном это художественные и документальные фильмы Советских времён и (гадский ярлык) Арт-Хаус, который качаю наугад, и, конечно же, не всегда угадываю. Из режиссёров больше всего уважаю Тарковского, Бергмана, Кобрина. Под влиянием спутницы могу потратить время на индийское кино про любовь (они снимают только про любовь, проверено). Кстати говоря, в этих фильмах это прекрасное чувство не перемешано с сопливой романтикой, как например во многих западных говномелодрамах.

Есть ли в вашем мире бог? Или судьба? Или ещё какие высшие силы?

St. Pan: Нескончаемый Приилг. Праздник (не)бытия. Некростатическое Да-Да пространство.

Bloop: Высшие силы в моём мире определённо есть. Но это область непостижимого, поэтому дальнейшие комментарии тут, наверное, излишни.

D: Мне чужды понятия религии в принципе. Я рос в религиозной среде, ходил в воскресную школу и чем дальше я углублялся во все это, тем больше это все отталкивало. Мне не нужно придерживаться вероисповедания, чтобы сдерживать животные инстинкты или делать добрые дела. Но, тем не менее, в нечто высшее верить приходится. Природа и есть живой организм, некое божество, которое управляет процессами. Как явный пример – стихийные бедствия или то, как погода влияет на настроение и самочувствие людей. Здесь есть некоторое родство с пантеизмом.

Crimson Bell: В богов не верю. Являюсь, так сказать, оптимистически настроенным субъективным идеалистом.

Сейчас все говорят про гражданское общество. Вот у вас, как, пресловутая гражданская позиция имеется?

St. Pan: (За)предельно нигилистичная позиция.

Bloop: К сожалению (или к счастью), имеется в зачаточной стадии.

D: Гражданское общество прогнило изнутри, его фактически нет. Сейчас оно поделилось на овощей, хомячков и экстремистов. По новым законам, если ты не согласен с режимом действующего правительства – ты экстремист. Назвал себя русским – экстремист. Не хочешь бухать – экстремист.
Поэтому открыто заявлять о своей позиции чревато.

Crimson Bell: Предпочитаю не ковыряться в этой помойке. Я вне политики. Пусть политикой чинуши занимаются. Единственной реальной проблемой, которая сейчас существует в мире, считаю бездуховность.

Вас посещает желание свалить (из города, из страны)?

St. Pan: Нет. По крайней мере, дебильной одержимости свалить из «города, где нечего ловить», нет.

Bloop: Посещает иногда. Но это касается банальной временной смены обстановки, но никак не ПМЖ.

D: Безусловно, вылазить из пещеры необходимо. Такие мысли посещают практически любого жителя мегаполиса, который устал от серости и бешеного ритма, но важно учитывать тот факт, что куда бы ты не убежал, ты берешь с собой себя.

Crimson Bell: Из Москвы бы свалить хотелось, но не из страны. Андерграунд везде находится в одинаково хреновых условиях, если касаться именно проблем музыканта. Конечно же, здесь, не последнее место занимает и любовь к Родине. Поэтому я хочу жить и развиваться именно в разваленном СССР.

Как считаете, надо ли как-нибудь поддерживать «отечественного производителя» и русский неформат или авось сам выплывет?

Bloop: Без поддержки ничего не выплывет. Особенно сейчас, когда музыки стало куда больше, и фильтровать её куда сложнее.

St. Pan: Что значит «поддерживать»? Простор открыт. Для каждого. Порой это даже расстраивает, т.к. множество всякой срани всплывает, засоряя информационное пространство.

D: В последнее время отечественную сцену стали чаще замечать, поэтому не считаю это необходимым. Если же речь идет об андеграунде, то он должен оставаться андеграундом. Мы не доллары, чтобы всем нравиться.

Crimson Bell: Поддерживать, разумеется, надо. И материально, и морально. Но только в том случает, если это подлинные, развивающиеся художники.

Вашу музыку не назовёшь оптимистичной. Думаете ли вы о смерти? Допускаете ли самоубийство как окончательное решение?

Bloop: Невольно задумаешься о смерти, выходя из дома, и наблюдая перед собой распластавшегося на асфальте "прыгуна". О самоубийстве же думать не приходится. Это крайняя мера, когда уже ухватиться совсем не за что. Не могу сказать, что моя жизнь светла, приятна и безмятежна. Но в ней определённо есть то, ради чего стоит жить.

St. Pan: Несмотря на название, в Circle Of Unexisted вложено много мечты, много визионерства, пусть и мрачного толка. Сейчас в наших застенках зреет проект под другим названием. С по-настоящему нигилистичной гитарной музыкой.
У меня бывают «приступы», когда я целенаправленно копаю тему смерти, стараюсь погрузиться и «примерить» смерть.
По поводу самоубийства мне близка точка зрения психолога Ирвина Ялома. Самоубийство совершается из страха. Страха смерти, как бы парадоксально это не звучало.

D: Это должна быть действительно безвыходная ситуация.

Crimson Bell: Смерть – естественный процесс, посему отношусь к этому явлению спокойно.
Разумеется, к приходу «безносой» нужно быть готовым, но это не значит, что нужно посвящать думам о ней час или два в день. Посему предпочитаю думать о жизни. Что же о моих текстах, так совершенно не считаю их пессимистичными. Да и музыка вполне себе бодрая.

Есть ли у человека вообще шанс исправить ошибки?

St. Pan: Затрудняюсь ответить.

Bloop: Зависит от самих ошибок. Некоторые ошибки исправить невозможно.

D: Если ошибку можно исправить, то и не было никакой ошибки.

Crimson Bell: Даже в условиях существования на Земле это возможно. Главное, чтобы человек прилагал реальные усилия и верил в себя. К тому же, если он пересмотрит своё прошлое и проанализирует всё, поймёт, что ошибок он совершил не так уж и много, а то и вообще не совершал ничего подобного. Важно действовать здесь и сейчас, и не зацикливаться на прошлом.

В чём смысл земного существования лично для вас?

St. Pan: Трансляция потоков Приилга. Конституирование мира.

Bloop: Смыслу существования, как таковому, я не придаю большого значения. Всё тленно, так или иначе.

D: Что бы ты не делал, в конечном итоге, в глобальном смысле – смысла нет. Но поскольку ты есть, тебе приходится наполнять свою жизнь смыслом. Осмысление может меняться с этапами развития.

Crimson Bell: Если говорить именно о существовании в пределах этой планеты, то это получить достаточно знания, чтобы передать их другим людям и поднять их настолько высоко, насколько смогу. Довольно банальное желание а-ля «накормить голодных и установить мир во всём мире». Конкретно же о своём Пути сказать не могу.

Ну и напоследок, посоветуйте читателям что-нибудь из тольяттинского или челнинского (в общем, поволжского) андеграунда.

Bloop: Местному андерграунду не хватает определённого баланса. Тут либо что-то совсем конъюктурное и пошлое в своёй сути, либо банальное распиздяйство, когда музыкантам похуй на результат. Исключений пока обнаружено не было.

St. Pan: Не хватайте по вершкам, копайте в самый корень. Не делайте никакого «творчества», если чувствуете что можете не делать. Читайте Rest Art, мы заглядываем сюда давно и регулярно.

16.03.2013



Перейти к Circle of Unexisted