Интервью с Адрианом из Mournful Congregation.


Почему вы выбрали фьюнерал-дум?

Adrian: Я не знаю, как сказать лучше: мы выбрали фьюнерал-дум, или же он выбрал нас. Мы всегда старались по-особенному воплотить страдание в звуке, создать фирменное звучание вне жанровых канонов. Поэтому это не наше дело, какой ярлык на нас надевают.

Какого рода музыку вы предпочитаете? А русского дума слышать не доводилось?

Adrian: У всех участников Mournful Congregation очень разные вкусы, простирающиеся от классической музыки, джаза и фанка до самых техничных и экстремальных форм металла. В России, определённо, зарождается качественная сцена. Я знаком с Arcanar, Autumn, Ekklesiast, Ocean of Sorrow, Intaglio и Forest Stream.

Даёте ли вы концерты? Если да, то может ли случиться так, что вы приедете в Россию, или это всё равно, что слетать на Луну?

Adrian: Доселе мы ни разу не выступали живьём. Но причина тому не неприязнь к живым выступлениям как таковым, просто не складывались обстоятельства. Чтобы организовать стоящий концерт, нужна уйма времени и усилий. Кроме того, даже пара домашних выступлений требует подготовки музыкантов-сессионщиков. Если бы нам предложили толковое турне по Европе или США, мы бы с радостью согласились. Что касается России, то здесь я бы определённо хотел бы выступить. Я год прожил в Екатеринбурге, Россия и русские люди близки моему сердцу, и сыграть для них было бы превосходно. Мне кажется, было время, когда для музыкантов русские гастроли были действительно сродни полёту на Луну, но ситуация меняется. Всё больше групп понимают, что Россия с её огромной аудиторией - отличная арена. Недавно из русского турне как раз вернулся один мой приятель из группы Vesania. По его словам, то были лучшие концерты за его карьеру, а ведь ему некогда доводилось выступать в составе Behemoth - поэтому ему явно есть с чем сравнить. В России преданная публика, качественные залы и честные организаторы. Всё больше музыкантов понимают это.

Сейчас вы довольно известны благодаря выпуску "Mournful Hymns" на Weird Truth. А как обстояли дела с популярностью в 90-х? Занимались самиздатом? Расскажите вкратце историю становления группы.

Adrian: Итак. Группа собралась в 1993 году в городке Локстон. В середине 90-х мы перебрались в Аделаиду, столицу нашего штата. То было время демо- и промо-кассет. Мы распространяли свои плёнки по андеграунду и нащупывали своё звучание. Писались мы на свои деньги, поэтому мы всеми силами продвигали свои записи, и к концу века публика о нас знала хоть что-нибудь. Примерно тогда мы сошлись с Макото. Двойной сборник "The Dawning of the Mournful Hymns", вышедший на Weird Truth, включил все наши ранние работы. Это и стало решающим моментом в нашем творчестве. О нас заговорили, а выпуск "The Monad of Creation" только прибавил нам известности.

Заняты ли участники группы в каких-либо дополнительных проектах? А может, MC и есть не основной проект?

Adrian: В настоящее время Mournful Congregation - моё единственное детище. Это хорошо, потому что позволяет мне посвятить группе больше времени и сил, чего раньше не получалось. С другой стороны, Дэмон, помимо MC, участвует в группах Stargazer, Martire, Cauldron Black Ram и Lord of the Command. Джастин, наш второй гитарист, играет в Chalice.

С кем из других думовых коллективов вы поддерживаете отношения?

Adrian: Мы общаемся с огромной массой групп, их полный список был бы огромен. Мы выросли в 90-е, тогда в андеграунде царила атмосфера товарищества и партнёрства и группы всячески поддерживали друг друга. С годами мы стремились не потерять связей со старыми друзьями и братьями по думу.

Вы довольны сотрудничеством с Фредом с Painiac и Макото с WTP? Как вы вообще вышли на Макото?

Adrian: У нас нет слов, чтобы выразить своё восхищение этими людьми. Любой музыкант только мечтает о сотрудничестве с такими. Такие, как они, преданы делу на все сто: они всё делают по-честному, выполняют все свои обещания и вкладывают себя в работу без остатка.
Что же касается наших отношений и Макото, то всё началось лет пять или шесть назад. К тому времени Макото уже слышал наши демо-записи и загорелся идеей издать две из них на компакт-диске. Со временем затея вылилась в полное на тот момент собрание сочинений - так и появился на свет двойной сборник "The Dawning of the Mournful Hymns".

Почему вы тщательно скрывали свои имена? По негласным канонам жанра?

Adrian: Мы не подчинялись никаким неписанным законам. Дело в том, что наши личности второстепенны по сравнению нашим общим делом. Мы не делали из этого пунктика, просто не публиковали в буклетах свои имена. Тем более, чтобы узнать, как нас зовут, совсем не трудно - нужно просто порыться в интернете.

Кажется ли вам, что если бы вы жили не в Австралии, то ваша музыка звучала бы иначе?

Adrian: Это хороший вопрос, но ответить на него не в наших силах. Особенности мироощущения человека - продукт среды, в которой он живёт. Воспитай нас другая культура или живи мы в другой части света, всё бы было по-другому. Мы бы, наверное, не писали бы такую музыку и вообще смотрели бы на вещи по-иному.

Что вы думаете по поводу моды на funeral doom, когда всяк, кому не лень, начинает терзать струны, стучать в компьютерные барабаны и пытаться рычать осипшим хрипом? Какие из свежевылупившихся команд вам наиболее симпатичны?

Adrian: Мы оттачиваем своё мастерство в этом стиле с 1993 года, поэтому нас эта мода не застала. Мы представляем себе путь, по которому идём, и это самое главное. Самокопание ни к чему, когда ты смотришь на то, что сделал и понимаешь, что это настоящее, от души. Мы занимаемся своим делом, вне зависимости от того, есть ли спрос на такую музыку или нет. Из новых групп я бы выделил Imindain, наши коллеги по лейблу. У них большой потенциал, к ним следует присмотреться поближе.

Что важней - музыка или слово?

Adrian: Должен сказать, что в нашем случае первостепенна музыка, а слова отходят на второй план. Несмотря на смысл, что мы в них вкладываем, это лишь дополнение, вроде вишенки в торте. Музыка - вот первооснова Mournful Congregation.

Одно из значений слова "congregation" - паства. Несёт ли оно религиозный оттенок для вас?

Adrian: Я допускаю, что некоторые склонны видеть в этом слове церковную символику, но в контексте нашей группы это означает просто собрание личностей во имя мрачного искусства.

В вашем оформлении очень активно используется тема камня - замков, готических храмов и каменных статуй. Что это символизирует?

Adrian: В них есть безвременье, благодаря чему дум не подвластен моде, тенденциям и, в некотором смысле, самому времени. Мы стремимся создать нечто столь же вечное, как и эти старинные изваяния. Камень сам по себе - ярчайший символ бесконечности.

Что вы понимаете под следующими понятиями:
• Жизнь
• Смерть
• Горе
• Счастье


Adrian: Жизнь - непрошенный путь хаоса
Смерть - врата в неизведанное забытьё
Горе - то, без чего не обходится никто
Счастье - храм нирваны

Каковы планы на будущее?

Adrian: В ближайшие месяцы мы запишем материал для сплитов со Stone Wings и Loss, оба должны выйти в конце 2006. В 2007 мы засядем за продолжение "Monad of Creation", и, если всё будет в порядке, дадим наш первый концерт за океаном.

18.08.2006



Перейти к Mournful Congregation