Интервью с Матти из Skepticism.


Skepticism – название случайное или кропотливо подобранное? Оно хоть как-нибудь отражает ваше мировоззрение?

Matti: Честно говоря, я вообще не помню, что мы в него вкладывали и почему вообще его выбрали. Положа руку на сердце, мы не такие уж и скептики. Наверное, попросту остановились на Skepticism, потому что любой финн об него язык сломает (смеётся).

Музыка – ваше призвание, хобби или страсть?

Matti: Думаю что страсть и хобби где-то 60 на 40.

Каковые ваши музыкальные пристрастия?

Matti: Я вообще всеядный, но предпочтение отдаю металлу. Разумеется, хорошую музыку всегда приятно послушать вне зависимости от стиля.

Какая у вас любимая книга? Повлияли ли на вас какие-нибудь философские учения?

Matti: Читатель из меня не очень, поэтому даже не знаю, что и ответить.

Skepticism часто называют первопроходцами погребального дума. Как вы пришли к вашему фирменному звучанию? Одобряете ли вы сам термин funeral doom?

Matti: Вообще я не в курсе, на кого этот ярлык повесили первым, но думаю, что на мысли о панихиде людей натолкнули наши клавишные в стиле церковного органа. Что касается звука, то мы просто играли так, как нам нравится. Думаю, что нашу музыку вполне можно назвать "похоронным думом".

Ваше мнение о земляках-думстерах? Есть любимые группы?

Matti: В Финляндии полно хороших групп. Перечислять их всех бессмысленно.

У вас был музыкальный опыт до Skepticism?

Matti: Ответ отрицательный. Мы начали играть сто лет назад, когда были ещё молодыми ребятами. В процессе мы, конечно же, понемногу учились музыке.

Skepticism считаются одной из самых влиятельных групп дум-сообщества, наряду с Evoken и Thergothon. Что вы думаете о современной сцене?

Matti: Затрудняюсь ответить – я особо не слежу за тем, что происходит вокруг. Вот некоторые группы играют просто потрясно! Да и много у кого по-прежнему есть свой почерк и своя атмосфера. Короче, с думом сейчас всё обстоит нормально, как мне кажется.

У вас есть побочные проекты или всё внимание отводится Skepticism?

Matti: Да, у нас есть сайд-проект, где можно попридуриваться и повалять дурака.

Что рождается первым, музыка или слова?

Matti: Они приходят постепенно в процессе работы над композицией. Иногда всё начинается с мелодий, но за ними часто стоят конкретные образы. Скажем так, мы переводим мелодии в образы, а уже из них сочиняем слова.

Как, по-вашему, слова важны для понимания Skepticism как группы?

Matti: Да ну, глупости какие... Я считаю, намного важнее чувствовать музыку и ощущать её силу. Тексты здесь бессильны.

В чём причина столь долгого молчания?

Matti: Для тех, кто нас знает, это совсем не долго. Мы никуда не торопимся, и наша музыка.

Анонимность – это осознанный шаг группы? Что побудило вас нарушить её?

Matti: Да нет, мы просто не пишем наши имена в альбомных буклетах, вот и всё.

Вам нравится выступать живьём или вы просто исполняете контрактные обязательства?

Matti: Мы никому ничего не должны. Концерты – хороший повод оттянуться по полной.

Существует ли какое-нибудь особенно настроение, которое вы хотите создать своими выступлениями? Вам свойственно импровизировать?

Matti: Наши песни существуют только в одном единственном варианте. Мы всегда играем их так, как сочинили. Сцену мы обставляем минималистичными световыми эффектами и дымопускателями. Выступаем мы, скорее, для себя, а не работаем на публику.

Бывают идеальные условия для похоронного концерта?

Matti: Всегда мечтал поиграть в пустыне под Лас-Вегасом. Вот это было бы здорово.

Вас вдохновляет природа?

Matti: Можно сказать, что да. В основном, своей красотой.

Какой образ лежит в основе песни 'the everdarkgreen'? Нам всё правильно кажется?

Matti: Скорее всего. Эта песня о вечнозелёных лесах и бесподобном северном климате.

Депрессия бывает полезной для группы или наоборот, это вынужденная отключка?

Matti: С одной стороны, депрессия – штука необходимая. С другой, она всё усложняет. Когда находит сплошная непруха, приходится собираться и заставлять себя взяться хоть за что-нибудь.

На вас влияет критика? Читаете отзывы прессы?

Matti: Нет. И за рецензиями мы не следим.

Вы боитесь смерти?

Matti: Нет.

Вы можете назвать себя хоть сколько-нибудь религиозными?

Matti: Нет.

В Скандинавии полно групп, исполняющих по-настоящему мрачную музыку. Даже уровень самоубийств у вас самый высокий в Европе. Ваши соображения по этому поводу?

Matti: Что до мрачной музыки, это верно. Никакой же связи между дум-металлом и самоубийствами я не вижу. Похоже, мы, скандинавы, просто такой депрессивный народ.

Вы разделяете принцип экзистенциализма о том, что жизнь – это страдание?

Matti: Разумеется, иначе это не жизнь.

Может ли искусство быть полностью независимым?

Matti: Я вот что думаю. Деньги всем нужны, даже художникам. Если же творчество приносит доход, то отказаться от своих идей становится куда сложнее, чем когда денег нет, ведь так?

Чем предпочитаете заниматься в свободное время?

Matti: Разговаривать про музыку, пить пиво и смотреть ящик.

У вас есть цель в жизни?

Matti: Да. Вот, например, ближайшая – выступить в России где-нибудь в июне. Удачи!

24.02.2008



Перейти к Skepticism