Интервью с Адальбьёдном Триггвасоном и Гвюдмюндюром Оули Паульмасоном из
Sólstafir.


Как происходит процесс создания песни? Есть ли такие, которые придумываются
на репетиции, или же они все - плод домашних трудов?


Addi: Сидишь себе, созерцаешь великолепную архитектуру гор, тут-то на тебя и нисходит озарение, а потом хватаешь гитару и давай прислушиваться к голосам в голове. Вот так всё обычно и происходит. Иногда у нас получается как бы выйти наружу из телесной оболочки, и мы часами играем, не помня себя. Единственное, о чём думаешь в таких случаях - хоть бы магнитофон работал. Сколько шедевров мы потеряли по собственной глупости, просто забыв его включить.

Откуда вы черпаете вдохновение для нового альбома? Каким он обещает быть,
и чего вы сами от него ожидаете?


Addi: Любовь - чертовка, и я в неё влюблён.
Gummi: Всё наше вдохновение - это Сатана!

Какова концепция нового альбома? Она уже сложилась, или пока находится только в разработке?

Gummi: У нас пока нет никакой чёткой концепции, мы и слова ещё писать не садились. Так получилось, что через "Masterpiece" красной нитью проходит тематика света и всего, что с ним связано. Похоже, мы, вроде как, настраиваем себя на определённое настроение. Пока что у нас нет целостного представления о грядущем альбоме, но мне кажется, что тексты станут ещё более личными.
Addi: Скелет готов, осталось насадить мясо. Ну, будут привычные рок-н-ролльные сюжеты: любовь, смерть, депрессия, всякие видения шотландского горца. Наши замыслы могут измениться в процессе работы, но я с трудом могу себе представить, чтобы на основе этих мыслей получился бы концептуальный альбом.

Собираетесь ли вы делать новые клипы?

Addi: Да, я прямо сейчас сижу и редактирую новое видео. Вообще, наши работы сложно назвать обычными роликами, потому что предназначены они для широкоэкранного показа во время концертов. Вся соль в том, чтобы создать определённое настроение вместе с музыкой. Хотя, наверное, можно смотреть их как простые клипы.
Gummi: Да, у нас есть кое-какие новые задумки, и мы займёмся ими, как только запишем новый альбом.

Кстати, как обстоят дела с "Ritual of Fire"? Почему мы так долго не могли увидеть полную версию клипа? Где можно будет увидеть клип в более приемлемом формате, нежели в окошке YouTube?

Gummi: Этот ролик снимался как видеоряд к нашим концертным выступлениям, мы так до сих пор толком и не отредактировали его под клип. В настоящее время мы работаем над DVD, куда, полагаю, войдёт и "Ritual of Fire".

Ваши песни насквозь проникнуты исландским эпосом. Планирует ли Sólstafir использовать этнические инструменты?

Gummi: Нет, мы играем рок-н-ролл, и на всякий фольклор нам наплевать. У нас, бывало, попадались вкрапления клавишных и пианино - вот так и будет впредь.

Вы чувствуете некоторую сопричастность визионерской традиции Скандинавии, будь то скальдической или шаманской?

Addi: Не сказал бы, хотя я уважаю свои корни и питаю неподдельный интерес к старым традициям. Раньше я увлекался всеми этими делами посерьёзнее, но теперь меня занимает другое.
Gummi: Отвечаю только за себя - нет и ещё раз нет. Я современный человек, живу в современном городе. Прикинь, чтобы заработать на кусок хлеба, мне приходится водить грузовик. Какой из меня, нахер, скальд?

Расскажите немного о загадочном проекте Hólókaust 2001.

Gummi: Это был мой соло-проект в 1998 году. Была записана лишь одна демка, изданная
на маленьком российском лейбле Frozen Landscapes в 2001 году.

Какую музыку вы слушаете в повседневной жизни? На вас влияет искусство в целом, будь то живопись, литература или кино?

Addi: Прямо сейчас у меня играет Grand Funk Railroad, просто тащусь от этой чепухи. Вообще же меня прёт от всякого разного рока и блэк-металла, хотя отслушивать новые группы мне давно наскучило. Последним блэк-металлическим альбомом, от которого я пропёрся по-настоящему, был новый альбом DNS. Ну и дебютник Death Breath меня очень порадовал. Ещё я просто обожаю спагетти-вестерны. Что касается моего увлечения фотографией, то оно ограничивается работой над оформлением наших альбомов. Вот, пожалуй, и всё.
Gummi: Влияет, ещё как. Я три года занимаюсь фотографией. Я немного изучал изобразительное искусство, и хотел бы продолжить образование. Разумеется, музыку в Sólstafir пишу не я, однако я всё же стараюсь внести свою художественную лепту другими способами.

Почему перешли от быстрой агрессивной музыки к более размеренной? Каким вы вообще видите Sólstafir в будущем?

Gummi: Будущее - неписанная страница. Я не имею ни малейшего понятия, куда мы идём и в каком направлении развивается наша карьера. Секрет нашей эволюции (я всё-таки склонен считать наши изменения непрерывным развитием) в том, что мы всегда играли то, к чему лежала душа. И уж точно, мы никогда не знаем заранее, куда нас заведёт наша музыка.

Как вы относитесь к критике в адрес своих релизов? Или вам на неё насрать?

Gummi: Разумеется, мне больше по душе положительные отзывы, и, по счастью, 99 процентов рецензий на наши альбомы именно такие. Критика тоже бывает хороша, только если конструктивная, иначе мы и внимания на неё не обратим. Всем всё равно не угодишь, и к тому же за "объективную" критику часто выдают свои ощущения, ничем не подкреплённые. Каждому своё, чужое мнение мы уважаем.
Addi: А я просто обожаю читать разгромные отзывы. Как сказал Гвюмми, нас по большей части хвалят, но бывает, что и ругают. Мне всегда любопытно, пытается ли автор хоть как-нибудь объяснить своё недовольство или просто кривит рожу и ноет, как ему скучно.

Поступали кому-нибудь из вас предложения сняться в кино, сыграть там определяющую роль? Вот в России был свой рок-герой, Виктор Цой, знаете такого?

Addi: Мы с друзьями в своё время наснимали тонну короткометражек, но в тираж они не пошли. Ещё я несколько лет проработал на киностудии, вешал субтитры. Фильмов я тогда просмотрел где-то с миллион, попадались среди них и русские, уже, правда и не упомню, какие именно. И с русскими группами мне доводилось общаться. Вот, например, DoppelgängeR.

Какое у вас отношение к собственному творчеству, к тому, что вы делаете? Является это для вас чем-то особенным или просто работой?

Addi: Знаете, я всегда считал тех, кто сами называют себя "художниками", полным говном. "Здрасьте, меня зовут какой-нибудь Йорген Хайнц, и я великий художник" - фу, блядь, какая мерзость. С годами, однако, начинаешь понимать, что далеко не всем на роду написано пахать на фабрике рыбных консервов или мыть окна. Хочу сказать, что всем участникам нашей группы близко искусство в той или иной форме.
Gummi: Как по мне, и я думаю, что мои друзья со мной согласятся, это что-то вроде обязанности. Я не могу не творить, а то мне станет не по себе.

Сочтёте ли вы лестным, если молодые группы или ваши фанаты будут копировать вас и подражать вашему стилю, имиджу? Типа: "хочу косички, как у Свавара, гитару, как у Адальбьёдна"?

Addi: Я прямо и не знаю, плакать мне в таком случае или смеяться. Поживём - увидим.

Цены на бухло в Исландии просто заоблачные. Вы прибегаете к каким-нибудь другим "релаксантам"?

Addi: Время от времени я ди-джею в местном рок-баре, так что за выпивку я не платил уже несколько лет - всё за счёт заведения. Лучшая работёнка в моей жизни, ставь себе любимые пластинки с роком и металлом для дружбанов - и готово. Пойло здесь и впрямь дорогущее, но делать нечего, приходится раскошеливаться. Если вы про травку, то с этим делом мы завязали. Вот несколько лет назад мы пыхали как угорелые.
Gummi: Только ебля и дрочево!

Как вы считаете, популярность портит людей? Стремитесь ли вы сами к ней? Если поступит предложение от какого-нибудь мажорного лейбла на мегавыгодных условиях с обещаниями стать королями Вселенной, круче и Элвиса, и Пресли, вы согласитесь на это?

Gummi: Я хотел бы зарабатывать на жизнь искусством, чтобы у меня была возможность больше творить. Идей у меня навалом, а вот времени нет, да и деньги для этого тоже нужны немаленькие. Если бы всем нам, кроме Сайтоура, не приходилось бы вкалывать по 60 часов в неделю, мы были бы плодовитее.

Как вы относитесь к записи альбома на виниле? Есть в планах что-то подобное? Или вы делаете ставки на современность и предпочитаете более доступные CD и DVD форматы?

Gummi: Да мы все форменные виниловые маньяки! Все мы собираем пластинки, и сами бы не прочь издаться на виниле, однако Spinefarm это не по карману.

Почему вы решили выпустить переиздание "Til Valhallar" на российском лейбле? Какие вообще у вас представления о России? Не собираетесь ли приехать к нам?

Addi: К тому моменту тираж уже был давно распродан, и мы подумывали о переиздании. Тут мы как раз получили предложение, и подумали, что издаться в России будет ещё и круче. Тогда же были планы смотаться в Россию на гастроли, но всё накрылось, хотя мы так хотели. Вообще же Россия ассоциируется у меня с "Back in the USSR".

28.09.2007



Перейти к Sólstafir