Deutsch Nepal
"Alcohology" 2015

Entartete Musikk

• Alcohology Superior
• To The Earth
• Python
• Deutsch Nepals Cosmic Trigger
• Epicurian Extremism
• Alcohology Minor
• Erosion 2015

По-шведски принято здороваться и прощаться одним и тем же словом, и это неспроста. Тот же Петер «Пупс» Андерссон, старый ёрник, раз за разом триумфально хоронит себя заживо, но всякий раз не менее триумфально возвращается – после драматичных похорон со скорбными гримасами, патетическими декламациями и прочим заламыванием рук, а потом – поминок с водярой в пластиковых стаканчиках и второпях, прямо на надгробии накромсанной колбасой. Альбомы Deutsch Nepal – это праздник и похмелье, карнавал и панихида, вместе и по отдельности. Суровая и невыносимо прекрасная музыка гранёных стаканов и пустых бутылок, фестивальных конфетти и петард, утреннего перегара и опохмела. Море это по колено, и имя ему – спиртное.

Заглавие очередного альбома, записанного одним Петером Андерссоном, а смикшированного другим (так уж повелось у них в Швеции) не даст соврать – здесь речь пойдёт о выпивке и всём, что с ней связано, от невинных запивона и догонялок до депрессняка по-взрослому, бездомности, распада личности и, в конечном счёте, петли. Пущенное остряком Пупсом словечко “Alcohology”, помимо галлонов крепкого алкоголя, вмещает ещё и eulogy – надгробное слово, хвалебную речь над усопшим (в данном случае, самим собой). Всё вместе, однако, звучит, как научная дисциплина, подвергающая бихевиористические особенности алкогольного злоупотребления скрупулёзному анализу.

Тема зелёного змия и геройской борьбы с ним красной нитью проходит через всё творчество Deutsch Nepal, да и сам Андерссон отнюдь не дурак заложить за воротник. Кто был на позапозапрошлогоднем концерте Петера, наверняка впечатлился, как лихо тот опрокидывает стаканы, мешает напитки и умудряется держаться после этого молодцом – а дядя-то ведь давно не мальчик. Чрезмерный износ лица и поместительно-тугой барабан живота красноречиво говорят, что Андерссон понимает толк в излишествах, по его собственному выражению – «эпикурейском экстремизме». В общем, тогдашний концерт Петер отгремел концерт на ура, что и говорить. Однако отличное шоу, как выяснилось впоследствии, оказалось ещё и спойлером к следующему альбому. Шашни, которые Baby Doll завёл с Der Blutharsch, не прошли даром: цитаты из «Космического курка» всплывают тут и там, в открытой и завуалированной форме – шальной психоделии, наложенной на дикарские ритмы первобытного индастриала, слоновый топот ритуальных перкуссий и парламентские прения дурных воплей. За это люди и фанатеют по старой индустриальной гвардии в целом и Deutsch Nepal в особенности, чего уж там.

После надрывной, безысходной и трагической «Амигдалы» грубая проза и резкий эпатаж «Алкогологии» могут показаться приземлёнными и бескрылыми, а местами и откровенно дегенератскими. Что есть, то есть: Baby Doll если уж даёт прикурить – то по полной, а мишени для своего сарказма подбирает, как ошалелый пулемётчик – особо не целясь. Это вербальный бокс для крепко набравшихся – когда словесные оплеухи и апперкоты раздают наотмашь, куда прилетит. Непередаваемо глумной юмор Андерссона сделал из “Alcohology” ехидный панегирик унылой скотской жизни с пьянством, насилием, членовредительством и зелёной тоской. У Эразма Роттердамского была «Похвала глупости», а у Петера Боксхольмского – «Похвала хамству» и «Слава свинству». Сложные щи и не терпящий возражений тон – ручательство тому, что андерссоновские шпильки кто-нибудь да примет за чистую монету. В конце концов, кривляния Brighter Death Now принимают всерьёз и поныне, а ведь Андерссон с Кармаником одного поля ягоды.

25.02.2016



Перейти к Deutsch Nepal