Strafe Für Rebellion
"Pianoguitar" 1995

Staalplaat

• Contract And Poetics
• Professionally Known
• Yours Faithfully
• Jointly And Severally
• Please Indicate Your Acceptance
• Which Purport To Deal
• Within Seven Days Of Signing
• Those Amounts
• You Agree To Pay Us 50 %
• Throughout The World
• Non-Exclusive Mechanical Licence
• We Hereby Grant
• Promptly Amended
• In A Form Approved By Us
• Thirty Days
• Initial Amount
• For Commercial Release
• Share Of The Copyright
• We Agree
• Of Our Musical Performance
• Comprising Recording
• As Tenants In Common
• You Hereby Acknowledge
• Out In Schedule
• Tracks In Progress
• Publishing Agreement

Принято считать Zoviet France – и вовсе не без оснований – единственными в своём роде. Некое подобие этой торжествующей, всепобеждающей шизе можно отыскать разве что на «постзоветском» пространстве, среди бесчисленных банановых республик, на которые расколись «французы». Там, конечно, дают то же самое, но труба пониже, да дым пожиже. Ещё есть недавно раскопанный знатоками Fossil Aerosol Mining Project. На этом перечень родни обрывается.

Тем любопытнее проект Strafe Für Rebellion – немецкие доппельгенгеры «зоветских французов». Хотя если усесться сличать проекты под мелкоскопом – то отличий окажется куда больше, чем общего – от нестыковок в биографии до расхождений в идеологии. Роднит команды другое – фривольное обращение с жанровыми устоями, художественной моралью и объективной реальностью как таковой. Правоверные марсиане Zoviet France и эстетические фрондёры Strafe Für Rebellion – в первую очередь, побратимы по образу действия. Будучи культурными варварами, и те, и другие презирали действительность, творя взамен собственный миф, раскрашивая его игрой воображения и населяя целым табором призраков подсознания – каждый в меру своей испорченности.

Творческий путь Strafe Für Rebellion сам собой раскладывается на несколько этапов: от эксцентричного, шаржированного, гротескного панка начала 80-х к дикарскому концептуализму, интеллектуальному шаманству и атональному модерну на самоделковых инструментах – тикающих, тренькающих, булькающих и свиристящих. Взрослые Strafe Für Rebellion, в чём-то «перезоветившие» самих «зоветов» на их же поле – едва ли не ближайшая аналогия “Assault and Mirage”, “Shouting at the Ground”, “Just an Illusion” и другим нетленкам идиосинкратических ньюкастльцев.

Начав с уклонистского, девиантного и паранормального панка (в котором попадались даже такие перлы как треки на русском), дуэт Бернда Кастнера и Зигфрида Сынюги постепенно сформировал свой неповторимый идиолект на стыке электроакустики, авангарда и осознанного примитивизма. С годами концентрация панка неуклонно падала, а неописуемой дурнины – росла. В результате эмпирического самосева, к началу 90-х Strafe Für Rebellion уже вовсю шарили своё звучание между коллажем, пропагандой и ритуалом – нанизывая на арматуры перкуссионного индастриала экзотические свистоперделки ручной работы, полевые записи и совершенный неформат. Бешеного изыскательского драйва с лихвой хватало на то, чтобы смело тасовать жанры без оглядки на здравый смысл. Абсурдистская хирургия Strafe Für Rebellion производилась без наркоза: все приёмы от погребального обряда времён шнуровой керамики до троцкистской силовой электроники шьются в полевых условиях, на живую нить.

Как и всякие значительные художники, Strafe Für Rebellion мыслили масштабно – альбомами. Замысел всякого из них раскрывается медленно, но бесповоротно – поэтому в архиве «штрафников» не найдётся двух похожих пластинок, а всякий трек будет непонятен вне контекста. Творческая биография Strafe Für Rebellion – непрерывный подъём к высотам культурной революции. Каждый следующий альбом шёл дальше предыдущего, пока восходящая последовательность не оборвалась в 1995 на “Pianoguitar” – изумительном пастише из первобытных перкуссий, изобретательного гитарного нойза, ухающей музик-конкрет и диких прото-пауэр-электронных воплей с папуасскими дудками. Непревзойдённое хулиганство, помноженное на идейный фанатизм и едкий глум, с которым «штрафники» раздербанили контракт ради концептуального трек-листа.

Культурные террористы Strafe Für Rebellion ведут свою родословную от раскольников, народовольцев, бомбистов, провокаторов и махновцев. Поэтому установка их – на радикальный передел, а побудительный импульс – разрушить старый мир до основания, а потом…

В 2014-м у Strafe Für Rebellion неожиданно приключился рецидив. Но якобы писавшийся наскоками цельных 20 лет альбом “Sulphur Spring” – увы – встал в горемычный ряд провальных возвращений. Писанная в церкви на храмовом органе, нагруженная антиглобалистским посылом, вжатая в реальный исторический контекст и изуродованная совершенно неприкаянными вокализами, пластинка “Sulphur Spring” нарушает взлётный график Strafe Für Rebellion, выбиваясь своей пошлостью, вымученностью и нелепостью.

Это печально, но вполне отражает хронику всеобщего распада. Некогда стоявшее на передовой линии искусств, левое движение давно уже доебалось до мышей – уперевшись в бездарную политоту, вульгарно-быдляцкий марксизм-анархизм в духе «бойцовского клуба» и трафаретные агитки во славу всех притесняемых (но главным образом, почему-то недоэмансипированных сексуальных меньшинств, понаехавших инородцев и угнетаемых зверюшек). Справедливости ради, болезненная фиксация правых затрагивает те же вопросы, только усугублена патологической тягой к крови с почвой и обслуживает противоположные интересы.

Тем свежее кажутся по-настоящему дерзкие, провокационные, неустаревающе-бунтарские выходки вроде “Lufthunger”, “Moor” и “Pianoguitar”. Они лучше всяких слов расскажут, почему (и зачем) людям вообще приходит в голову слушать старошкольный индастриал – чтобы не спятить в край. Экстатическое безумие – пожалуй, лучшая форма самозащиты.

24.11.2016



Перейти к Strafe Für Rebellion