Skullflower
"Strange Keys To Untune Gods' Firmament" 2010

Neurot Recordings

• CD 1:
• Shivering Aurora
• Starlit Mire
• Enochian Tapestries
• City Of Dis
• Gateway To Blasphemous Light
• Basement Of An Impure Universe
• CD 2:
• Nibelungen
• Blood Mirror Streams
• Blackened Angel Wings Scythe The Billowing Void
• Chaotic Demons Fly In To My Eyes
• Skar Konstellation
• Rheingold

Враки это всё. В начале не было никакого слова. Была рассвирепевшая от голода и холода обезьяна, в отчаянии дубасящая каменюкой о каменюку и вопящая что есть мóчи. А потом появились Skullflower, прямые наследники той самой обезьяны. Все остальные стадии музыкального развития можно смело выкинуть в мусорное ведро. И античные упражнения на арфах и лютнях, и разгуляйные песни охмелевших от побед римских легионеров, и амурно-эроитический миннезанг, и беззаботное горлопанство загулявших вагантов, и боевитая бравада духовой меди, и чеканный шаг военных барабанов, и великосветское бряканье на манерных клавикордах, и академический консерваторский снобизм бабочек и фраков, и меланхоличная бессодержательность негритянских джаз-банд, и показной напор выделывающихся перед публикой рокеров, и блеск и нищета пластмассовой попсы – всё это нерелевантно, неинтересно, не имеет принципиального значения. В энциклопедии нойза Skullflower, рыцари диссонанса, гроссмейстеры деконструкции и полные кавалеры ордена дисторсии, занимают наипочётнейшее место. Говорим «гитарный нойз», подразумеваем Skullflower. Говорим Skullflower, подразумеваем «гитарный нойз». Как пагтия и Ленин.

Боевой генерал Мэтью Бауэр на тропе войны с конца 80-х, однако зарывать свой томагавк в землю покамест не собирается, о чём свидетельствует двухдисковый ультиматум «Странных аккордов, чтобы расстроить божественный небосклон». В свои молодые годы Бауэр немало пролил своей и попил чужой кровушки, отважно громя жанровые границы, артобстрелом выливаясь на стилевые брустверы, наводнениями смывая водоразделы между видами и родами, захватывая всё новые и новые музыкальные пространства и победоносно сматывая колючую проволоку с рубежей. Однако его личная войнушка против косности, затхлости и рутинёрства музыкальной индустрии ещё не кончена. Каждая симфония мятежного духа Skullflower насквозь пропитана ураганным драйвом камнепадов, пожаров, землетрясений и промышленных катастроф. Восторженная, ликующая, истерическая дисгармония Skullflower убивает лошадь, а мелких животных – вовсе разрывает на части.

В творчестве Skullflower, где царит гражданское неповиновение и реет чёрный флаг махновщины и воинствующего анархизма, не существует пределов. Ничто не истинно – всё разрешено. Здесь не существует границ между роком, индустрией, нойзом и свободной импровизацией. Skullflower – это неразрешимый узел какофонических противоречий, спутанный клубок причудливо извивающихся и неистово фонящих проводов, слипшийся в горле ком надрывающегося фидбэка, сгусток визжащего, кровохаркающего и дрыгающего ногами бешенства. Ржавый импульс психоделического электричества вступает в терминальную фазу – короткое замыкание, растянутое во времени.

Дымящиеся от напряжения и плюющиеся искрами гитары изрыгают хаотический поток изуродованных риффов, изволоханных в чавкающей грязи и липучей пылище, провонявших углём, бензином и резиновой гарью, вывороченных кишками наружу, источающих радиацию и заразу. Аварийное раздражение усугубляется эпилептической дрожью соло-гитары, истошной пляской святого Витта, мелодическими судорогами и конвульсиями, нервным тиком кромешного неблагозвучия. Слушать Skullflower – трудная, тернистая, но благодарная работа над восприятием прекрасного. Тяжёлый транс бушующего наваждения Skullflower пожирает силы и внимание, высасывая жизненные соки слушателя, пока тот не рухнет, обессиленный буйнотравьем собственной диссоциативной фантазии. Музыкальное пространство Skullflower путано и само по себе, но становится ещё более нелинейным через сложную систему взаимных отсылок и намёков. Кто пройдёт минное поле аллюзий и аллитераций – тот и молодец, может считать себя почётным сапёром.

Так, например, на “Strange Keys to Untune Gods’ Firmament” расчленённых и до неузнаваемости обезображенных вагнеровских «нибелунгов» трамбуют по стенкам оркестровой ямы стопудовым катком злостной дисгармонии – под душераздирающий вой скрежещущего нойза. Яростно разрушая сонатную форму и разнося стерильное очарование классицизма, Skullflower торжественно хоронят утончённые приметы возвышенного, куртуазного века, забрасывая его комьями сырой земли и хтонической энергии. Благой мат ревмя ревущей гитары и зубовный скрежет ухающих барабанов скрывает под собой смутный симфонический подтекст, едва выглядывающий из бушующего моря закипающего фузза. Иррациональный, абсурдный посыл Skullflower обращён к дионисийскому началу – дикому, необузданному, тёмному. Снедаемый оккультным голодом по неизведанному, который не может утолить целесообразная, рационалистическая, прагматичная рутина повседневности, человек сходит с ума, беззаветно отдаёт себя экстатическому забытью, пускается на поиски исступлённого, оргиастического восторга – бросается с головой в самое пекло, презрев мораль и здравый смысл. По горному серпантину – да на полной скорости. Ржавым консервным ножом – да наживую. В ревущее пожарище – да без оглядки. В омут – да с головой.

Альбомы Skullflower ни в коем случае нельзя слушать отрывочно, избирательно или по кусочкам. Это нелепо, преступно и вообще смерти подобно. Прокатывающийся лавиной неодолимый шумовой порыв увечит, корёжит, крючит, коробит – но своей неослабевающей силищей выталкивает ввысь, к моменту всецелого и бесповоротного охуевания от неопознанной, необъятной, беспредельной силищи. Ура, точка невозвращения пройдена!

Chaos macht frei.

25.05.2010



Перейти к Skullflower