Coil
"The Ape of Naples" 2005

Threshold House

• Fire Of The Mind
• The Last Amethyst Deceiver
• Tattooed Man
• Triple Sun
• It's In My Blood
• I Don't Get It
• Heaven's Blade
• Cold Cell
• Teenage Lightning 2005
• Amber Rain
• Going Up

...вот так и люди: живут, живут – и умирают. Однако некоторым из них странным образом удаётся даже после собственной смерти продолжать один за одним испекать альбомы, словно блинчики. Будь то магическая сила искусства, или запоздалое изобретение вечного двигателя, или просто банальные капризы рыночной конъюнктуры (подтухший деликатес привлекает больше мух), но факт остаётся фактом: Виктор Цой вполне себе жив и к несчастью здоров, да и Курт Кобейн не умер, а просто вышел покурить, нравится ли это кому-то или нет. Как ни крути, а некрофильская романтика пожинает свои плоды и требует новых жертв.

13 декабря 2004 года к немелкой компании мертвяков присоседился эксцентричный мизнантроп и лунатик Джон Бэланс, торжественно завершивший свой затяжной прыжок в могилу, однако наркопедерастический дуэт Coil продолжает функционировать, сея тотальную разруху в головах, передозировки и эротические травмы.

Первая весточка из мира иного появилась уже через полгода, за ней ещё один отчёт, а ещё через годик прибыл окончательный и бесповоротный десант – унылый балаган с гастролями с того света. На его генеральном представлении мёртвый клоун разыгрывает моноспектакль притч из загробной жизни. Все краски, аллегории и метафоры которых тронуты печатью порока, отмечены атмосферой разложения и осенены несомненным присутствием духа святого. Всё в них – художественный вымысел, и всё – суровая правда жизни. Автобиография от первого крика до последнего вздоха. Слова и образы этого похоронного кабаре кажутся столь знакомыми, столь близкими – (ещё бы, столько раз спеты-перепеты и слышаны-переслышаны) что, кажется, вот-вот и их смысл станет ясен до конца. Однако не стоит тщить себя надеждой: в этой мозаике вечно не хватает пары кубиков, и, чтобы собрать её, нужно умереть хотя бы единожды.

Самое важное в этих песнях – развернуть их тёмной стороной. Как душу, как луну, как закопчённую ложку наркомана. Этот большой секрет для маленькой компании рождается на свет под тоскливый, но по инерции кривляющийся и юродствующий голос Бэланса, как есть справляющего тризну по самому себе, а также понурый аккомпанемент неизречённой проникновенности, будто репетирующий в последний раз. Тихонечко всхлипывает ксилофон, насупленно бурчит бас, сдержанно хнычет шарманка, хмуро дудит кларнет – с нежностью приумножая словесную пошлятину. А мёртвому Бэлансу терять уже нечего – и он вещает, пророчествует и проклинает, забывая обо всём – усталости, разочаровании и даже собственной смерти, которой так жаждал. С каждой песней его некогда неистовый голос звучит всё тише, всё тоньше и всё дальше – будто отлетая на небо или погружаясь в огненную глубину крематория. Кручиниться и оплакивать смысла уже давно нет никакого: мёртвые не потеют. Зато лучшее, чем можно заняться под ‘the last amethyst deceiver’ – это просто тихо удавиться восвояси. “Pay respect to the vultures // For they are your future” – поцелуй объективной реальности, ни убрать, ни прибавить.

Coil всегда исполняли «музыку для темноты», и с трагически нелепой смертью Джона Бэланса света в ней уж точно не прибавилось. Осторожно, веки закрываются.

08.03.2009



Перейти к Coil