Muslimgauze
"Speaker Of Turkish" 2006

Soleilmoon Recordings

• The Good Muslim
• Exit Afghanistan
• Turkish Speaker
• Bedouin Tablet
• The Good Muslim (Reprise)
• Shah Of Persia

Идёт восьмой год с тех пор, как Брин Джонс тихо отошёл в мир иной, но его гордое детище живёт самостоятельной жизнью. В дискографических хитросплетениях Muslimgauze уже давно сломит ногу сам шайтан, однако новые пластинки продолжают маршировать ровной шеренгой. За это время творческое наследие Джонса так и не было переварено, а очередной посмертный альбом простого пилигрима информационного фронта "Speaker of Turkish" уже стремительно вошёл в анналы истории под порядковым номером 179.

Для жертвы телезомбирования и типичного представителя однополярного мира, отгороженных от реальности экраном говорящего стекла и занавесом социально-политических штампов, работы Брина Джонса – в лучшем случае странноватая экзотика, в худшем – злобная провокация, красная тряпка для нарушения общественного спокойствия. Но восток – дело тонкое, и истолкование культурного феномена Muslimgauze – упражнение, требующее не меньшей ловкости ума, чем чтение таинственных сур, в чьей изящной вязи замысловато сплелись незыблемые религиозные догматы и высоко парящая поэтика. Мы так и не узнаем, почему всесильный аллах отметил своей дланью именно Muslimgauze и почему он снизошёл до того, чтобы крутить ручки за пультом пальцами гяура. Равно как и не узнаем, были ли сам Muslimgauze и его непередаваемая атмосферика творческим актом ревностного мусульманина, политической акцией протеста или же метким и умелым эпатажем в руках скучающего интеллектуала. Но досужих спекуляций не счесть.

Muslimgauze, при всей стилизованности и замкнутости на самом себе, являет собой аутентичный слепок с многогранного мусульманского мира, в котором раскатистые призывы муэдзинов, проповеди речистых аятолл, кровопролитные взрывы в "местах массовых скоплений людей", звон битого стекла, тарахтение "калашей" и безутешные причитания вдов сливаются в единую конкретную симфонию. А из колонок начинает сочиться пряный дым опиума, аромат восточных сладостей, блуждающий по кривым улочкам, и пьянящие благовония, которыми умащаются роскошные волоокие красавицы, вперемешку с бензиновой гарью, трупной вонью и липким удушьем немытых тел.

"Speaker of Turkish" – ещё одна занимательная серия бесконечного аудиоэкскурса в прикладную ориенталистику: циклические восточные мотивы на фоне роскошной дробной перкуссии, опять же склеенной в кольцо, извилистых глубинных басов, мелко покрошенной недружелюбной гортанной абракадабры и эффектно покорёженных эхом выкриков. Прозрачная звуковая река движется медленно и не торопясь, как горючее, вытекающее из подбитых боевиками бронетранспортёров. Записанный в 1997 году, альбом вобрал в себя не только все неровности колючих битов "Narcotic", но и немного низкочастотных шершавостей "Zuriff Moussa" и "Sandtrafikar". Не осталась в стороне и типичная для позднего Брина Джонса тенденция к монотонному упрощению ритмической организации, сведённой к непрерывному линейному перестуку "здесь и сейчас". Намеренно облегчённая, варварская по своей природе структура созвучна примитивизации миросозерцания, полагающегося на устойчивые культурные стереотипы, рассчитана в большей мере на стопроцентно западное, типично евроамериканское восприятие. В том смысле, что именно по нему, восприятию конкретному и внеситуативному, Muslimgauze ударит больнее всего. Покуда степенно струятся вокальные переливы и перкуссия "держит шаг" - это всё хорошо и приятно, потому что соответствует "доброму" стереотипу, но стоит какому-нибудь одному единственному задиристому биту выбиться из строя, ломая всю колонну, или же пузатому арабу в тюрбане смачно, отчётливо, с очевидным удовольствием возопить "Hashish!" – это уже плохо, некомфортно, отпугивающе. От такого учащается сердцебиение, пошаливают нервишки и в ушах начинает звучать вся навязчивая газетная линейка – "исламисты-фанатики-смертники-теракты-человеческие жертвы". Так что поделом и без лишних итераций.

Альбом, как и весь причудливый мирок Muslimgauze, самодостаточен и потому закрыт для чужеродного влияния, словно прихотливые извивы ленты Мёбиуса. Для тех, кто включает голову хотя бы по праздникам, и кого не покоробит сунуть два пальца в рот, когда его пичкают штампованной пропагандой, зависимость от которой сильнее, чем от чистейшего афганского героина.

19.07.2006



Перейти к Muslimgauze