Organum
"Horii" 1986

L.A.Y.L.A.H. Antirecords

• Horii
• Keloid

Современного человека, человека 21 века, живущего без высоких идеалов, без бога и без стойких моральных догм, сложно растрогать, расчувствовать или вообще задеть за живое. На этого чёрствого сухаря, у которого нет ничего святого, вообще сложно произвести хоть какое-нибудь впечатление. Когда он поймёт, что дело пахнет жареным и что скорлупа его эго начинает трещать по швам, он напустит на себя облако безразличия и отбрешется в духе "да всё равно всё это говно и мне на него насрать". Творчество Дэвида Джекмена под именем Organum даёт даже самому закоренелому прагматику шанс испытать священный ужас и испытать благоговейный экстаз религиозного толка.

Пластинка "Horii" диаметром в 12 дюймов вышла в 1986 году, то есть более 20 лет назад, но своей мощи и обаяния не утратила ни на йоту. Более того, вряд ли найдётся столь уж много работ, способных потягаться с этой древней пластинкой по силе воздействия, артистизму и глубине затрагиваемых пластов сознания. Первый взгляд на обложку сообщает, что тематика работы - древнее некуда, а именно опутанный мифами Египет.

Египетская цивилизация была, пожалуй, самой странной, неестественной и загадочной из всех величайших культур прошлых веков. Сплошная одержимость загробным существованием, въевшийся культ смерти, подозрительные обряды и нездоровые обычаи. Жалкая кучка богоподобных аристократов голубых кровей и высокодуховных миропомазанных некрофилов ворочала бесчисленными народными массами, ввергнутыми в невежество, нищету и рабскую покорность кровожадным богам. Именно мрачное и где-то даже болезненное очарование египетской мифологии Дэвид Джекмен и его случайный напарник Эндрю Чок передали с такой достоверностью, будто сами побывали в Верхнем Царстве за пару тысяч лет до нашей эры и на собственной шкуре испытали жизненные циклы древних египтян.

Слово 'horii' – вымышленное, так звучало бы множественное число от божественного имени Гор, носи его простые смертные с множественной сущностью. Стезя Organum – ритуальный транс естественного происхождения. Как подсказывает название, Джекмен в основном полагается на кустарные инструменты органической, природной среды. Его музыка – исключительно акустические звукосклещивания таинственного характера и неизречённого смысла, умозрительные сюрреалистические полотнища, процарапывающие человечью оболочку аж до самого подсознания. Неуёмный исследователь, Джекмен проводит эксперимент по внедрению современной психологии в древнеегипетскую действительность.

Основная идея работы заложена в одноимённую композицию. Заключительный трек 'keloid' – что-то вроде постлюдии, обозначающей постепенное окончание медитации сквозь века и пространство и несколько облегчающей выход из тяжёлого гипноза. Общая длина пластинки не превышает четверти часа, но поверьте, даже эти неполные пятнадцать минут – серьёзное испытание психики на равновесие и устойчивость. Здесь размер и впрямь не имеет значение. Если звёзды встанут как надо, то к исходу пластинки от вас прежнего попросту ничего не останется. Этот альбом подавляет, угнетает, подминает под себя. Его ненасытно скрипящая, гудящая и скрежещущая утроба выедает нутро и выпивает душу. А Джекмен, словно заправский жрец, прочтёт над вашим телом погребальные молитвы и приготовит бездыханное тело к бальзамированию, как завещал сам Анубис. Вначале из вашего черепа извлекут мозг специальным крюком через нос. После чего вам каменным ножом рассекут бок и извлекут внутренности, сложат их в сосуды-канопы и запечатают сургучом. Пустой телесный мешок изваляют в натроне – соли высохших пустынных озёр. Голову набьют льняными тряпками, пропитанными смолой или битумом. Внутри и снаружи вскрытый корпус натрут слоем смолы и замотают бинтами. Наконец, вас уложат в позу эмбриона и завернут в холстину и соломенную циновку. Всё, теперь всё готово для вояжа в царство мёртвых, можно трубить отправление.

Древние египтяне были убеждёнными дуалистами. Уравновешивая разум магический и разум рациональный, они старались сохранить гармонию между духовным и телесным началом в человеке, особенно в последней стадии земного существования, на пороге вечности. Ибо, когда душа уходит, человек испытывает разложение, и части его тела гниют и становятся отвратительными, члены постепенно распадаются на куски, кости крошатся в бесформенную массу, плоть превращается в зловонную слизь, и он становится братом тлену, который приходит к нему. И он превращается в червие, и конец приходит ему...

Древнее искусство умерло, пышные погребальные обряды вышли из употребления, молитвы стали мертвой буквой, и обычай изготовления мумий заглох. Но помните, смертные, душе человеческой всенепременно воздастся за дела земные, когда произойдёт суд Осириса над грешной или безгрешной душой, после чего одним будут уготованы вечные муки, а другим – блаженство в райских чертогах.

Пятнадцать минут пролетят как мучительное загробное видение длиной в жизнь. Покуда вы галлюцинируете дребезжащим эхом, шныряющим по гулким лабиринтам пирамид, полчища Горов-мстителей вступают в схватки со злодеями-Сетами и, неизменно одерживая над ними верх, отрывают им мужское естество, после чего бросаются воскрешать отцов-Осирисов, скармливая им свои очи.

21.01.2008



Перейти к Organum