Organum
"Birds' Wings Were Glued To Their Bodies And Their Feet Froze To The Ground" 1999

Die Stadt

• 3 безымянные дорожки

Поле битвы, усеянное телами живых и мёртвых. Стоны раненых и предсмертные хрипы и сухой кашель умирающих. Красные ручейки крови, вытекающие из холодеющих тел в дорожную пыль и сухую землю. Изобилие колотых, резаных и рваных ран – как в учебнике полевой хирургии. Оторванные конечности, вспоротые животы, раздавленные кости, выколотые глаза, скрюченные корчами пальцы, вылинявшие от боли глаза. Адова мука искажает лица, падая на них синей тенью и отдаваясь зубовным скрежетом. Знамёна и хоругви поникли и напитались грязевой жижи. Вороньё кружит над театром боевых действий, почуяв запах смерти и роняя на землю хищный грай. Последние проклятия возносятся к безразличному серому небу.

Поле битвы, усеянное умирающим железом. Покорёженные остовы, смятые каркасы, искалеченные кузова, изувеченные лопасти, изуродованные фюзеляжи, перебитые крылья. Едкая резиновая гарь проткнутых шин. Обугленный пластик внутренней обшивки, вывернутой наружу. Машины умирают без свидетелей, колёсами к небу, распроставши гусеницы, кверху раскуроченным брюхом. Из пробитых бензобаков медлительными змеями вытекает горючее, подливая масла во всеобщее пожарище. Раскалённая солнцем, вымороженная холодом, очерствелая от ветра сталь меркнет, теряет свой торжественный блеск, покрывается ржавой плесенью. Небо замусорено тяжёлым дымом и загромождено грязно-сёрыми лохмотьями облаков.

Великолепный, триумфальный, невыносимо скорбный отъезд механических тел в жизнь бесконечную играется под душераздирающий скрежет и скорбный вой листового металла, агонизирующий визг сорванных колодок и траурный звон битого стекла. Холодный вихрь развеивает пафос смерти, как невесомые осенние листья. Мизансцена становится грязной и неприглядной, словно заброшенное, засорённое пожарище, каким она, в сущности, и является.

21.01.2008



Перейти к Organum